octbol

Categories:

Прекрасный старый мир #covid19 #коронавирус #кризис #НоваяНормальность #зачем #причины #смыслы

Вчера, рассказывая о том, что «ковид-диссиденты» и «ковид-энтузиасты» ходят парами, я написал, что «общественная дискуссия по коронавирусу» является представлением, которое «верхи» устраивают для «низов» с какими-то целями. Полагаю, у Вас, товарищ Читатель, это могло вызвать раздражение; мне это и самому не нравится, но... я действительно ничего не знаю о нынешних целях «верхов» (даже сейчас, когда представление длится уже почти год), и у меня нет предположений на этот счёт, которые казались бы достаточно убедительными мне самому. Тем не менее, кое-какие догадки имеются, и, на всякий случай, хотел бы ими поделиться. Сразу оговорюсь, что всё, изложенное ниже — это чистые предположения, поэтому даже ссылок на источники будет мало.

Вопреки распространённым, — и целенаправленно распространяемым некоторыми буржуазными пропагандистами, — представлениям, «коронавирусный кризис» привёл к существенному укреплению положения государственной бюрократии почти во всех странах. Чиновники самого ничтожного буржуазного государства теперь могут деспотически вмешаться в работу крупнейшей «транснациональной» империалистической корпорации, — просто под предлогом «борьбы за соблюдение санитарных норм». Тут есть, конечно, некоторые ограничения, — чиновники тех государств, которые по тем или иным причинам проявляют недостаточный энтузиазм в «Борьбе с пандемией», как будто попадают под удар (хотя, честно говоря, под настоящий «каток» попал только белорусский «Бацька», и причины этого вряд ли связаны только с «особым путем», который он выбрал для Беларуси; во всяком случае, введение в Беларуси «масочного режима» положение Лукашенко, кажется, не облегчило), — но, в общем и целом, «глобализация» оказалась быстро и резко свёрнутой, а вместе с ней существенно свернулись и «экономические свободы»; государственные чиновники теперь при полном одобрении «свободных СМИ» решают, кого и в каком порядке выпускать за «национальные границы», — и они же теперь определяют, каким предприятиям и когда работать, кто (и в каком объёме) получит помощь из государственного бюджета и так далее.

При всём при этом, сопротивления «новой нормальности» со стороны крупного капитала, — во всяком случае, сколь-нибудь сопоставимого с предполагаемыми «потерями от пандемии», — незаметно. Крупнейшие капиталисты, судя по всему, смирились с потерями, — а если присмотреться повнимательнее, то окажется, что потери эти вовсе не так существенны, как можно подумать, если ориентироваться по заголовкам влиятельных СМИ. К полной остановке производства и торговли «карантинные меры» не приводили нигде, и разрешения на работу получали отнюдь не только «жизненно важные» и «имеющие стратегическое значение» предприятия, — то там, то здесь исключения делались по совершенно необъяснимым с точки зрения «Борьбы с пандемией» основаниям... но чиновники буржуазных государств всё-таки находили эти «основания», когда было нужно. В конце концов, некоторые «социально ответственные производители», например, пришли к выводу, что раз «для детей коронавирус безопасен», то это — неплохой повод вспомнить о возможностях, которые открывает перед бизнесом масштабное применение детского труда... в общем, возможности для продолжения экономической деятельности находились.

Наиболее сильно от «новой нормальности» страдает «средний класс», — и именно представители мелкой буржуазии, соответственно, оказываются в первых рядах сопротивления, которое закономерно раз за разом терпит поражения. Наступление «новой нормальности», несмотря на шумные протесты, продолжается, — а кроме шумного протеста «средний класс», по существу, ничего и не может.

Под влиянием всего этого среди «простонародья», — прежде всего среди того самого «среднего класса», а под его влиянием и среди части рабочих, — распространяется представление о «добрых старых временах», которые были «до Коронавируса», и... вот именно этого-то «верхам» и надо.

Российский «простолюдин» уже не мечтает о «новом социализме» или чём-нибудь ещё странном, — он теперь тоскует по временам, когда дети спокойно ходили в школы, а врачи просто лечили, «масочного режима» не было в помине... ну и, конечно же, наша замечательная Конституция действовала во всей её полноте, государство заботилось о простых людях. К примеру, насмотревшись на ужасы «дистанционного образования», мало кто уже вспоминает о том, что «классическая школа» точно так же убивала, калечила и оглупляла детей. Впрочем, и в «старые добрые времена» об этом мало кому хотелось думать... так что даже возникает желание спросить, а «дистанционное образование» вызывает всеобщую ненависть из-за того, что наносит подрастающему поколению непоправимый вред, или из-за того, что теперь вред, наносимый телесному и умственному развитию детей буржуазным образованием, стал очевидным для всех.

Итак, тоска по «добрым старым временам», — вот та идея, которая овладевает широкими массами народа по итогам «коронавирусного кризиса», которая навязывается «простонародью». И если вспомнить недавнюю российскую историю, добавив к рассмотрению общеизвестных фактов толику воображения, — то можно заметить, что так уже бывало не раз. И всякий раз возникновение в массах таких настроений, — точнее, насаждение их «сверху», — приводило к жутким последствиям.

Вспомните-ка, товарищ Читатель... даже если Вы молоды, то наверняка что-нибудь об этом, да слышали. Последние годы существования СССР; (искусственно создаваемый или усиливаемый) товарный дефицит, (нарочито) «дурацкие» высказывания и действия партийных руководителей снизу доверху, обострение межнациональных отношений, — и... распространение в массах представлений о прекрасных царских временах, о «России которую мы потеряли», и, значит, надо бы вернуть. Итог: «царь Борис», триколор, «возвращение исторических названий» улицам и станциям метро.

Постепенно «царь Борис» и его «бояре» доводят народ до того, что возникает тоска по прекрасным советским временам... при этом, неким странным образом, она принимает вид массового стремления к «сильному государству» и не менее массового неприятия «демократии». Итог: «радикально антисоветского президента-алкоголика» меняет «умеренно просоветский президент-спортсмен», который возвращает музыку старого гимна, постепенно отстраивает «Партию» и «закручивает гайки», с каждым годом всё чаще заставляя вспоминать о временах «Застоя».

Кажется, закономерность уже прослеживается, не правда ли? Распространение среди народа представлений о «России которую мы потеряли» было использовано для строительства порядка, в котором были возрождены и получили развитие самые худшие свойства царского порядка... а всё прогрессивное (всё то, что в той России создало предпосылки для пролетарской революции, для возникновения советского общества) из этого порядка было целенаправленно и очень тщательно «вычищено». Распространение среди народа представлений о «светлом советском прошлом» использовали для установления порядка, в котором были воспроизведены и получили развитие самые худшие свойства и наклонности «поздне-советского» порядка... а всё прогрессивное, всё собственно советское из этого порядка было целенаправленно и очень тщательно «вычищено». Сейчас «простых людей» заставляют с тоской вспоминать «старую нормальность», — и это позволяет предположить, что в недалёком будущем «старая нормальность» будет восстановлена, возможно даже «революционным» путём (хотя это вряд ли, сопоставление событий 1989 — 1993 гг. и 1998 — 1999 гг. показывает тренд на сокращение участия «простонародья» в становлении «нового порядка»; в 1991 и 1993 годах «простонародье» получало оружие, в 1998 году — только митинговало и бастовало)... вот только итог этой «революции» будет ужасным.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded