octbol

Categories:

Конституционное значение #covid19 #коронавирус #РПЦ #религия #Конституция #вера #НоваяНормальность

Во время «длинных выходных» произошло одно событие, о котором очень трудно написать, не задев ничьих чувств... но я попробую, потому что оно имеет существенное политическое (и даже, не побоюсь этого слова, конституционное) значение, понимание которого как раз именно повышенная чувствительность нынешней российской общественности и может затруднить.

Сперва — о том, что же произошло.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл провел проповедь в храме Христа Спасителя, в которой заключил, что неверие в коронавирус можно приравнять к неверию в Бога, передает ТАСС. «Есть люди, которые ни во что не верят — не верят ни в болезнь, ни в опасность, пренебрегают этими медицинскими предписаниями», — заявил он, отметив, что это «глупые люди». Патриарх Кирилл сказал, что пренебрежение мерами безопасности в период пандемии «смертельно опасно». «Очень опасно, когда люди не верят в Бога, смертельно опасно. Так же, как сегодня опасно, если люди не верят в распространение инфекции и не предохраняют себя от этой инфекции», — пояснил он

Может сложиться впечатление, что патриарх попытался, как нынче модно говорить, «поймать хайп на горячей теме»... но такое впечатление будет неправильным. И это легко доказать, — достаточно обратить внимание на то, когда обсуждаемые слова были сказаны. К 6 января «борьба с пандемией» по всему миру шла уже почти год, в России — несколько месяцев. Желай патриарх «хайпануть на коронавирусе», — подобные слова были бы употреблены не в рождественской, а в пасхальной проповеди... но как раз в пасхальном обращении патриарх ничего об «опасности неверия в распространение инфекции» не говорил. 

Пасха у православных пришлась в прошлом году как раз на середину периода нерабочих дней с сохранением заработной платы, к тому времени «коронавирусные ограничения» уже дотянулись и до церкви («пасхальные богослужения совершаются без участия прихожан»), — и уже тогда среди верующих было много недовольных происходящим, что приводило ко всяким разным неприятным казусамПолиция прервала незаконный крестный ход в центре Петербурга»), — но... сам настрой тогдашнего послания патриарха был совсем другим: «У меня, конечно, особое сегодня пожелание, исходящее от самого сердца. Чтобы беда, которая нас постигла, как можно быстрее остановилась, чтобы болезнь, которая нас постигла, не унесла новые человеческие жизни, чтобы она не нанесла иного физического ущерба людям, чтобы не были подорваны общественные связи, соединяющие наш народ, и прочие человеческие узы, которые формируют сильное и солидарное общество». Не об опасности «неверия в коронавирус» говорил патриарх тогда, а о том, что «коронавирусные ограничения» могут «подорвать общественные связи», разрушить общество как таковое... а вот теперь, спустя несколько месяцев, что-то изменилось, и можно предположить, что это источник этого изменения находится не внутри церкви, а вне её.

«Веры в коронавирус» с самого начала «Борьбы с пандемией» требуют от «простонародья» отнюдь не церковники... хотя этим сугубо светским деятелям, — как, опять же, можно предположить, — было бы очень желательно, чтобы служители культа поддержали их силой своего авторитета. Думается, обработка церковников началась ещё той весной, — и кто знает... может быть, из «около 100 священнослужителей Русской православной церкви (РПЦ)», умерших за прошлый год с «китайским коронавирусом» в качестве официальной причины смерти (среди которых немалую часть составили епископы, круг общения которых не так-то широк и от которых масса верующих большую часть времени держится на почтительном расстоянии), — далеко не все умерли именно от болезни. Во всяком случае, агитаторы и пропагандисты по весне виртуальным тасканием поповских трупов занимались, — тогда казалось, что они дурака валяют, но в свете вновь открывшихся обстоятельств на это можно и по-другому взглянуть. В конце концов, «Большой Террор» без гонений на церковь, — это уже как бы и не «Большой Террор» вовсе... так всегда рассказывали либеральные пропагандисты, и они знали, о чём говорили.

А теперь — самое любопытное. Заголовок новости, широко разошедшейся по буржуазным СМИ: «Патриарх Кирилл приравнял неверие в коронавирус к неверию в Бога». То есть, «неверие в коронавирус» — это «неверие в Бога», а «вера в коронавирус», стало быть, — это «вера в Бога» или что-то очень близкое по значению. Так вот. Если вдруг кто забыл... «вера в Бога» — это в России, с прошлого года, конституционное понятие. Федеральный конституционный закон, который бы чётко определял его содержание, — и разъяснял отличия правильного понимания данного понятия от неправильного (присущего, как можно предположить, приверженцам таких запрещённых в России экстремистских организаций, как «Свидетели Иеговы» или «Исламское государство Ирака и Леванта»... ну, и всяким прочим сомнительным личностям, на которых приходится воздействовать силами спецназа), — пока ещё не принят... но общественный запрос на него становится всё заметнее.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded