octbol

Categories:

Бессимптомный " #фашизм ",- и как его лечить #Трамп #трамписты #США #выборы2020 #суть #Антифа #война

На мою заметку о Вашингтонском восстании поступил отзыв от товарища yaroslav_zh_k: "Немецкая рабочая партия (нем. Deutsche Arbeiterpartei, DAP) — партия-предшественник Немецкой национал-социалистической рабочей партии (NSDAP). Что-то в последнее время "коммунисты" всё чаще нахваливают фашисткие движения под соусом "рабочести"". Первым моим желанием после ознакомления с ним было, конечно, использовать для ответа ту же самую заготовку, просто немного переставив слова, примерно вот так: «Немецкая национал-социалистическая рабочая партия (NSDAP) — правящая партия «Третьего Германского Рейха» (Нацистской Германии). Что-то в последнее время "коммунисты" всё чаще нахваливают фашисткие движения под соусом их «социалистического характера»». Но это желание быстро пропало.

На смену ему пришло желание дать глумливый ответ насчёт «фашизма» Трампа и его сторонников. Потому как есть же общеизвестный набор видимых признаков фашистского режима, — которые не являются достаточными (под них можно, особенно при желании, «подвести» и режимы, не являющиеся фашистскими), но... без них фашизм какой-то неполноценный получается. Трамп был президентом 4 года, — и из них первые примерно два Республиканская партия имела большинство в Палате представителей Конгресса США... то есть, возможность выстроить именно свой фашистский режим у Трампа имелась, и, видимо, за это время (не 2 года, так хотя бы 4):

— в США была провозглашена официальная, общеобязательная государственная идеология;
— деятельность партий, отстаивающих принципы, противоречащие новой государственной идеологии, была запрещена, а их активисты физически уничтожались, отправлялись в концентрационные лагеря или изгонялись из страны;
— СМИ, пропагандирующие иные идеологии или критикующие новый режим (в особенности лично его первое лицо, «фюрера»), были закрыты;
— независимые профсоюзы были уничтожены и заменены корпоративными структурами, объединяющими работников и «работодателей» при преобладающем влиянии последних;
— имущество богатых противников нового режима было конфисковано, и, в целом, экономическая жизнь в США оказалась под полным контролем функционеров нового режима (и их союзников-спонсоров);
— и, наконец, — поскольку речь, всё-таки, идёт об одной из крупнейших и сильнейших империалистических держав, а не о какой-нибудь Греции или Чили, — американский фашистский режим организовал многочисленные захватнические войны и (внимание!) массовую трудовую миграцию в США, для заполнения мигрантами наиболее «черных» и низкооплачиваемых рабочих мест, дабы от работы на этих «черных» местах были освобождены представители «высшей расы».

На последнем обстоятельстве стоит ненадолго остановиться, поскольку в последнее время распространилось мнение, согласно которому фашисты, якобы, являются «противниками трудовой миграции». Данное мнение не имеет ничего общего с действительностью, особенно если речь идёт о фашистских режимах, установившихся в промышленно развитых государствах: захватнические войны, развязывавшиеся «классическими» фашистскими режимами Гитлера в Германии и Муссолини в Италии, сопровождались целенаправленной и идеологически обоснованной организацией массовой трудовой миграции. На той части «постсоветского пространства», которая была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками и их пособниками, об этом знают, наверное, все поголовно: «В обвинительном заключении Нюрнбергского процесса по делу главных немецких военных преступников указывалось, что из Советского Союза германские оккупационные власти принудительно вывезли 4979 тысяч человек гражданского населения», — но, к сожалению, далеко не все отдают себе отчёт в этом.

В конце концов, однако, и желание глумиться насчёт «фашизма Трампа» тоже куда-то пропало, потому что, как всем теперь известно, существуют болезни без симптомов, — и, стало быть, «фашизация» США при Трампе тоже могла протекать без симптомов. Пусть за время своего правления Трамп так и не развязал сам ни одной войны, а продолжение участия США в военных конфликтах, начавшихся до прихода Трампа, обернулось ликвидацией государственно-территориальной структуры «ИГИЛ» (террористическая организация, деятельность которой запрещена в России; путинские вояки могут сколько угодно рассказывать о своём «решающем вкладе», но мы-то помним, как незадолго до вступления Трампа в должность президента наши уважаемые защитники задали стрекача из «сакральной» Пальмиры; настоящая война против террористов «ИГИЛ» в Ираке и Сирии началась только с приходом Трампа, и пускай основную её тяжесть вытаскивали на себе выкормленные «демократической» администрацией Обамы курдские «социалисты», — в конце концов даже поднявшие над «столицей ИГИЛ» красное знамя, — но даже и они по-настоящему воевать с «ИГИЛ» начали только при Трампе, а до того спокойно жили в состоянии вооружённого партнерства, деля с «непримиримыми врагами» доходы от нефтяной контрабанды) и уничтожением иранского клерикал-фашиста Сулеймани... тут, конечно, можно ещё вспомнить о загадочной гибели нескольких десятков предположительно российских вояк под сирийским Хишамом, но «российская сторона» эти потери официально не признала, так что ничего, видимо, там и не было. Пусть при Трампе ненавидящая его «Демократическая партия» и подконтрольные ей СМИ чувствовали себя очень вольготно, а со второй половины прошлого года вконец обнаглели, навязывая всем американцам собственное мнение и затыкая рты несогласным. Пусть забастовки американских рабочих были во время правления Трампа обычным делом, — время от времени бастовали все, от трудовых мигрантов и узников местного «ГУЛага» до работников оборонных предприятий, и порой «мирным протестом» дело не ограничивалось, — а верхушка местных профсоюзов совершенно спокойно высказывалась по политическим вопросам и открыто подавала против правительства судебные иски... и пусть «работодатели» и их государство ничем, кроме локаутов и обычных полицейских мер, пролетариату не отвечали. Пусть!

В конце концов, скандальные высказывания Трампа и его сторонников — вот они, налицо. Соответствующая символика — вот она, у всех перед глазами. Можно сколько угодно разъяснять, что явление и сущность — не одно и то же, но толку нет и не будет... понятно, почему. Советский опыт — вот причина. У наших людей, у нашего народа имеется очень многое в современной жизни определяющий исторический опыт жизни и деятельности в условиях, когда явление и сущность совпадали, когда сознающий себя коммунизм столкнулся с откровенным фашизмом. 

Правда, если хорошенько присмотреться, то ведь окажется, что и тогда не всё было так однозначно... как оно видится из сегодня. Государство открытой террористической диктатуры немецкого империалистического капитала выступало под «революционным» красным знаменем и «социалистической» вывеской, — а российское государство диктатуры пролетариата вынужден был временно «задвинуть» свой воинствующий интернационализм и выдвинуть вперёд «национально-патриотические» вывески... и, кроме того, он тоже выступал под красным знаменем. А красное знамя, между прочим, революционным символом было отнюдь не всегда; изначально во Франции красное знамя использовалось, как символ военного положения: «Когда красное знамя вывешено, всякие скопления народа, вооруженные или невооруженные, признаются преступными и разгоняются военной силой», — лишь позже, в ходе событий Великой Французской революции, оно стало использоваться, как знак военного положения революционного народа. Серп и молот... так ли уж, если вдуматься, удачно это сочетание старых орудий труда в качестве символа общественных преобразований, сопровождающихся громадным скачком в хозяйственном развитии; так ли символ союза рабочих и крестьян хорошо соответствует обществу, занявшемуся работой по уничтожению классов? Мягко говоря, не всё просто и с названием «Советский Союз», после той войны окончательно и «намертво» закрепившимся именно за российским государством, и только за ним. В общем, ДАЖЕ ТОГДА явление и сущность расходились на уровне официальной символики, — и я даже начинать не хочу разговор о том, что творилось на уровне мыслей (и отдельных поступков) рядовых участников событий с обеих сторон.

И тем не менее, несмотря на все оговорки (о которых стоило бы помнить), — советская история дала нашему народу опыт сознательного исторического творчества. А сознательность — это совпадение явления и сущности в человеческом обществе, благодаря ей сущность может выбрать для себя более-менее подходящий внешний вид, более-менее соответствующую ей, правильно отражающую её форму. Этот опыт, — опыт сознательного исторического творчества, — был, к сожалению, недолгим по времени, и после наш народ снова был отброшен в предысторию человеческого общества... но этот опыт остался при нём, и это очень хорошо. Наши люди, поэтому, требовательны, — и хотя порой эта требовательность становится чрезмерной, но в ней есть здравое зерно, которое нужно сохранить. Наши люди не желают мириться с какими-либо проявлениями, пусть даже отдалённо напоминающими фашистские, отказывают народному движению, с которым связаны хоть какие-то «фашистские» признаки, в какой-либо прогрессивности, — и... это прекрасно.

Фашизм — это человеконенавистническая идеология и преступная политическая практика. Деяния фашистских преступников осуждены решениями Нюрнбергского и Токийского процессов, — и эти решения не подлежат пересмотру. Единственное, что остаётся для обсуждения в связи с «фашистским вопросом», состоит в том, как следует работать с людьми, сознанием которых в какой-либо мере овладели «фашистские» настроения, — как добиться того, чтобы их фашистские наклонности не получили развития. Короткого ответа тут не получится, — потому об этом лучше поговорить отдельно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded